Путешествия по коттеджным поселкам. Часть 3

Если ехать из Павловска (подавляющее большинство именно так и делает), то нужно повернуть налево, а у шлагбаума спросить — если, конечно, будет у кого, потому что охраны пока нет. Обитаемыми в поселке можно назвать только пять домов. Хотя готово уже много. Просто владельцы не хотят переселяться зимой, особенно такой снежной. Хотя дороги в поселке чистятся трактором, выгрузка вещей в снежную кучу у дома не доставит радости.

Сейчас непроданными остаются 16 участков — именно участков, а не домов. Строит здесь сам владелец.

Конечно, в поселке есть свой архитектор, который визирует проект, но в остальном новопоселенцев ни в чем не ограничивают. Крась хоть в желтый, хоть в зеленый, строй хоть из дерева, хоть из газобетона, хоть из кирпича.

По принципу японского сервиза: он должен состоять из разных по стилю предметов, и это не отсутствие вкуса, а особое правило. Хотя администрация поселка считает своим долгом рассказывать собравшимся о достоинствах и недостатках выбранных ими проектов и материалов. От огромного количества сходных поселков «Павловское» отличается не обликом, а тем, что скрыто под землей.

Татьяна Дронь, начальник отдела продаж «Павловского», считает, что это очень важно, порой важнее внешнего вида: «Мы продаем участок с полной инфраструктурой. Все сети у нас стационарные — часть от города Тосно, часть от поселка Федоровское. Если дом готов, в нем сразу есть и газ, и вода, и канализация, и электричество.

Мы никого ни разу не обманули». В поселке будет даже свой парк с прудом.

Хотя совсем рядом Павловский парк, излюбленное место отдыха окрестных жителей, — многие ходят туда гулять, но с водой, а тем более с купанием в нем напряженно. А в соседнем коттеджном поселке роют большой пруд и разбивают парк на шесть гектаров. Уже достигнута договоренность о том, что жителей «Павловского» туда будут пускать как своих.

Причина такой соседской лояльности проста: через «Павловское» проходят коммуникации поселка-прудовладельца. Почвы здесь, конечно, не подарок.

Под снегом не видно, но можно поверить жителям на слово: суглинок, тяжелый в обработке.